Саша Янкелевич (ian_alexander) wrote in 2_5bloggers,
Саша Янкелевич
ian_alexander
2_5bloggers

День перепостов

А куда деваться. Когда хорошо, то уж хорошо, ничего не поделаешь.

Originally posted by kantorkantor at Экслер и баня
Вот какое событие развернулось в одной из каталанских бань.
Когда три миллиарда уников лично смотрели открытие олимпиады, один топ-блогер решил сходить в баню. После помывки захотел топ-Экслер, конечно, одеться. И вдруг он с ужасом замечает, что весь его гардероб с гаджетами украли.
И только вор, добрая душа, оставил ему синюю майку, белую шляпу и запасной тачскрин с переносной сумкой. Он прямо ахнул, этот Экс-блогер. И сам без ничего стоит около переносной сумки своей и прямо не знает, чего ему делать. Он стоит около переносной сумки, в чем его мама родила, и руками разводит насколько плечи позволяют. Он ошеломлен.

А он — топ-обозреватель. Не без образования. И он прямо не представляет себе, как он теперь в пятую спальню пойдет. Он прямо на ногах качается. Но потом он сгоряча надевает на себя майку и шляпу, берет в руки тачскрин и в таком, можно сказать, совершенно отвлечённом виде ходит по предбаннику, мало чего соображая.

Некоторые из уников говорят: — В этой бане каждый день кражи происходят. Румыно-цыгане кругом.

Наш Бублик-блогер, имея головокружение, начинает говорить уже на каком-то концлагерном наречии с применением слова «ушлёпки». Это он, наверно, от сильного волнения порастерял некоторые свойства своей новой каталанской личности.

Он говорит:
— Меня, ушлёпки, главное интересует, как я теперь в таунхаус пойду.

Один из немывшихся ушлёпков ещё говорит:
— Позовите сюда директора. Надо же чего-нибудь ему придумать.

Топ-каталан говорит слабым голосом:
— Ушлёпки, позовите мне директора.

Тогда курьер бросается к выходу и вскоре является с директором. И тут вдруг все присутствующие замечают, что этот директор — директриса.
Вайн-блогер, сняв шляпу с головы, задумчиво говорит:
— Ушлёпки, да что же это такое! Ещё того чище! Я мечтал увидеть сейчас мужчину, но вдруг, представьте себе, приходит женщина.
Это, — говорит, — чтоб в мужской бане были такие директорисы, это прямо, — говорит, — какая-то курсковокзальная аномалия.

И, прикрывшись шляпой, он, от волнения, садится на специальный унитаз.

Другие ушлёпки говорят: — Чтоб директор — директриса, это, действительно, оно того, никогда не видели.

Директриса говорит:
— Для вас, может, я и директриса. А так я Таня с Щукинской. А там у меня неподалёку — Планерная.
И там,— говорит,— я далеко никакая не курсковокзальная аномалия. Попрошу воздержаться от подобных слов.

Наш блог-Экслер, запахнувшись в свою майку, говорит: — Мы, смешная дурочка, не хотели вас оскорбить. Что вы волнуетесь?
Лучше бы,— говорит,— обдумали, в чём я теперь по канавам пойду.

Директриса говорит:
— Конечно, до меня тут были директорами мужчины. И на этой вашей Планерной они были очень хороши в своем назначении, а на Щукинской они не годятся. Гаджеты, говорят, пропадали. И теперь мужчинам назначения редко дают. А дают все больше женщинам. И что касается меня, то я захожу сюда по мере надобности или когда тут что-нибудь украли. И я от этого не теряюсь. А что я посто­янно нарываюсь тут у вас на оскорбления и меня каждый уник непременно обзывает «курсковокзальная аномалия», то я предупреждаю — каждого, который меня впредь оскорбит на моем посту, я велю такого забанить в жопецкий...
Что у вас тут случилось?
Блог-топер говорит: — Ушлёпки, что она ерепенится? Ну её к чёрту. Я не предвижу, как я без штанов в горы пойду, а она мне не позволяет называть её «курсковокзальмая аномалия». И она грозит меня мной забанить, в мой же жопецкий. Нет, лучше бы тут директор был мужчина. По крайней мере, он бы мне мог одолжить какие-нибудь запасные свои штаны для приличных мест.
А что тут директор она директриса — это меня окончательно побивает. И я, ушлёпки, теперь уверен, что из этой бани я несколько дней не уйду, вот посмотрите. Читайте стендалон.

Окружающие ушлёпки говорят директрисе: — Слушайте, мадам, может, тут у вас в бане есть хромой каталан. И, может быть, он у вас имеет лишние штаны. Тогда дайте им в самом деле их на время поносить. А то они страшно волнуются, хамон прожевать не могут. И не понимают, как им теперь румыно-цыганам показаться.

Директриса говорит:
— В дамском отделении у меня полная тишина, а на этой половине ежедневно происходит прямо извержение вулкана.
Нет, ушлёпки, я тут отказываюсь быть директрисой. У меня муж на Планерной работает. И ни о каких, конечно, штанах не может быть и речи. Тем более, что сегодня это уже второе заявление о краже. Хорошо, что в первый раз был не блог-блогер. А то бы ко мне опять приставали со штанами.
Тогда вот что: если есть у кого-нибудь какие-нибудь запасные штаны, то дайте им, а то мне на них прямо тяжело глядеть.
У меня мигрень начинает разыгрываться от всех этих волнений.

Курьер говорит:
— Хорошо, я опять дам свои запасные штаны. Но вообще надо будет сшить, наконец, каталанские. У нас часто воруют, и в этот месяц у меня прямо сносили мои штаны. То один возьмет, то другой. А это мои собственные.

Вот курьер дает нашему обозру-экслеру британские штаны, а один из ушлёпков дает пожарную куртку и кроксы. И вскоре наш друг, с трудом сдерживая рыдания,
облачается в этот музейный наряд. И в таком нелепом виде он выходит из бани, мало чего понимая.

Вдруг после его ухода кто-то кричит:
— Глядите, вон еще чей-то лишний тачскрин валяется и один ГРИП.
Тогда все обступают эти найденные предметы. Один говорит:
— Вероятно, это вор обронил. Поглядите хорошенько тачскрин, нет ли там хамонных пятен. Многие топ-блогеры на тачскринах жирные пятна держат.

Тыкают в тачскрин и вдруг появляется там картинка.Это пропуск на имя Сергея Вильянова, служащего в центральной Макдачной.

Тут всем становится ясно, что воровские следы уже найдены.

Тогда директриса бойко звонит в полицию, и через два часа у этого Вильянова устраивается обыск. Вильянов страшно удивляется и говорит:
— Чего вы обалдели! В массовом сознании государство Израиль, как правило, ассоциируется с чем угодно, но только не с высокими технологиями.
И я даже делал об этом заявление. У меня у самого сегодня в этой бане вещи украли. А что касается этого моего тачскрина, то его, наверно, вор обронил.

Тут перед Вильяновым все извиняются и говорят ему: это недоразумение, но ты всё равно мудак.

Но вдруг директор центральной Макдачной, где служит этот Вильянов, говорит: — Да, я уверен, что вы сами в бане пострадали. Но скажите: откуда у вас этот кусок чисбургера, что лежит под клавиатурой? Этот чизбургер из нашей Макдачной. Его у нас не хватает. И вы его, наверно, взяли. Хорошо, что я из любопытства пришел вместе с обыском.

Вильянов начинает лепетать разные слова, и вскоре он признается в краже этого недоеденного чисбургера.

Тут его моментально арестовывают. И на этом заканчивается банная история, и начинаются уже другие дела. Так что мы и помолчим, чтобы не смешивать две темы.
Tags: Т.М. Экслер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments